Легенда клана

Нам ветер наполняет душу
И мчит ее, стремглав, вперед! 
Та рвется из груди наружу! 
И только тело отстает;) Аланор

Много веков минуло с тех пор, как силы Хаоса впервые вторглись в мир Миста. С тех самых пор существует Легенда. Легенда о великой битве, великих воинах и великом подвиге детей рода человеческого.

То были смутные времена, времена, когда мир стоял на грани разрушения, а те кто выжил обреченно бродили по опустошенным войной землям Огрия. Лишь немногие нашли в себе силы жить дальше и действовать на благо будущего.

Холодная ветреная ночь сменилась пасмурным днем. Серые тучи бежали так низко над землей, что казалось небо вот-вот обрушиться на истерзанную землю. На опушке умирающего леса был разбит большой походный лагерь. Здесь были женщины и дети, старики и воины. Путники жались друг к другу сидя у походных костров. Женщины готовили, а дети, как ни в чем не бывало, весело голося, играли среди беспорядочно расставленных шатров и шалашей.

Три воина греясь у догорающего костра, тихо о чем-то говорили. Их ни кто не тревожил, все давно знали, что прерывать их не стоит. Никто не назначал, а они не просили, но негласно все давно признали в них лидеров, с которыми не спорили. Джедан, Рейю и Гаал. Это они собрали разрозненные группы людей вместе, объединив единой целью дойти до северного побережья, и строить там новый дом.

Что-то, решив, они уже поднялись, чтобы разойтись, когда раздался удивленный возглас, и все трое обернулись на звук. Седой, как снег, старик стоял неподалеку и, подняв глаза, смотрел в небо. Ветер трепал волосы и бороду и казалось, что они живут своей, только им понятной жизнью. Ветер! Но, взглянув вверх, воины не поверили глазам своим – темные, почти черные облака, нависшие над лесом, не двигались. Совсем. Происходящее походило на страшный сон: холодный, пронзительный ветер и темные неподвижные облака, с одни только отличием – все было наяву. Тишина окутала лагерь, все как один замерли, и казалось, даже не дышали.

Треск, оглушительный, страшный треск разорвал тишину, казалось, что само небо разорвало надвое. Длинная прямая молния ударила в ствол сухого дерева. Некогда могучий ствол раскололся надвое, будто разрубленный гигантским невидимым дровосеком. А молния, не исчезла так и осталась, копьем неведомых и грозных Богов вонзившись в почву. Связав небо и землю, она двигалась, извиваясь змеей бросая ослепительные синие сполохи вокруг.

Люди, пораженные, не могли оторвать глаз. Это было страшно, поразительно и прекрасно, эти чувства захлестнули всех, напрочь вытеснив чувство самосохранения и все другие мысли. Но вот молния как будто раскололась, открыв глазу непроглядную черноту. Как трещина на старой крепостной стене тьма, скованная молниями, расширялась. И вскоре уже была больше похожа на дверь, гигантскую дверь в Ничто.

Дверь открылась. Существо, которому не было названия в этом мире, переступило порог. Зеленая тварь, от одного вида которой побледнели даже отважные воины и повидавшие много на своем веку старики. Вслед за первым появился второй, третий. Все новые монстры возникали из темноты. Не отходя далеко от портала, они будто ждали чего-то. Или кого-то.

Раздался тяжелый раскатистый рев боевого рога, Рейю запрокинув голову, трубил сбор. Все кто мог держать в руках оружие и сражаться им, собирались перед лагерем, живой стеной отделяя его от чудовищ. Джедан взяв на себя командование стрелками – выстроил их в два ряда позади тяжеловооруженных воинов возглавляемых могучим Гаалом. Сам он закованный в черную как вороное крыло броню, с огромным боевым молотом наперевес был выше любого из своих воинов на голову. Рейю отвел свой небольшой отряд, чуть в строну. Небольшой, но в нем были только ветераны, каждый из которых в бою стоил троих. Теперь им оставалось только ждать.

И вот из непроглядной тьмы появился Он. Великан с огромным, в человеческий рост, мечом. Молот Гаала по сравнению с ним был просто детской игрушкой. Он вышел последним, и даже не остановившись, чтобы осмотреться, направился в сторону лагеря. За ним двинулась его жуткая свита. Воины не двигались с места, ожидая команды командиров. Наверное, каждый многое бы отдал, чтобы быть сейчас в другом месте. Многие шепотом повторяли затертую молитву, но Боги были безучастны.

Джедан ждал, подняв руку над головой, и когда существа подошли достаточно близко, резко ее опустил, и почти одновременно раздалось многоголосое пение выпущенных стрел. Черными росчерками они взметнулись над землей. Почти каждая нашла свою цель. Залп повторился. И снова. И снова. Пораженные существа падали в сухую траву десятками, а остальные шли по их телам дальше.

Гаал сделав шаг вперед, голосом полным силы и решимости закричал:
– Воины. Возможно, скоро мы умрем, но прежде мы заставим их пожалеть, что они появились на свет. Вперед!!! – гром его голоса вторил грому небесному. Люди ринулись вперед, и казалось, от их стремительного бега дрожала сама земля. Стрелки, отбросив бесполезные теперь луки, последовали их примеру. И вот с оглушительным грохотом противники столкнулись. Удары, крики воинов, рев чудовищ и стоны раненых все смешалось. Рейю обойдя армию монстров с тыла со своим отрядом тоже вступил в бой. Людей было меньше, но пока бились их сердца, они сражались яростно и беспощадно, поражая врагов одного за другим.

Ряды зашитников таяли как снег на солнце, и никто не мог сказать, когда все это кончиться. Но вот великан, возглавивший армию Хаоса, упал с проломленным черепом, не помог ни шлем, ни огромный меч. Гаал ударил снова, но это уже было лишним – предводитель был мертв. От края до края поля сражения прокалилась волна нечеловеческого воя. Казалось, чудовища плачут. И сражение прекратилось само собой. Армия появившаяся ниоткуда теперь уходила. Они просто повернулись и ушли. И когда последний скрылся во тьме, молнии сомкнулись. Дверь исчезла, будто ее и не было. Тела поверженных чудовищ рассыпались в пыль, которую подхватил и развеял холодный ветер.

Люди стали оглядывались по сторонам, ища взглядом друзей. Но мало кто отзывался на зов, очень многие сложили свои головы в этом бою. По традиции погибших в сражении предали огню, дабы освободить души воинов. И когда пламя погребального костра поднялось выше деревьев, Безумный Ветер дал клятву продолжить дело их, до последнего удара сердца хранить мир и справедливость.

Он. Отец-основатель Клана, сдержал свое слово. Много дел его достойны называться Великими делами и Легендарными подвигами. Поколения сменяются поколениями, но дело его живет и поныне. Живет в нас – Безумных Ветрах. И пусть имя его вспомнят только седые старцы, но его девиз огненными рунами высечен на гербе Клана, щитах Клана, сердцах Клана, клана – Безумные Ветры.